Волшебная магия садов: интервью с первым Премьер-министром независимого Казахстана Сергеем Терещенко

Волшебная магия садов

Весна – время цветения садов. Как писал когда-то Юрий Домбровский, старая Алма-Ата по крыши была погружена в сады, их аромат кружил голову. Сады – абрикосовые, вишневые, яблоневые – были в каждом подворье, это была такая же неотъемлемая часть городского ландшафта, как белоснежные шапки гор.

Со временем, разрастаясь, город вытеснил сады, отодвинув их на окраины и в предгорья. Но прошло время, и сейчас многие стали ощущать, как не хватает этой красоты в нынешней жизни.

Об этом мы говорим с Героем Труда Казахстана, кавалером орденов «Достык» I и II степеней, «Барыс» II степени, российского ордена Дружбы, лауреатом Президентской премии мира и духовного согласия Сергеем Терещенко, первым Премьер-минист­ром независимого Казахстана. Он во многом удивительный человек, только вдумайтесь – за последние десятилетия Сергей Александрович высадил у нас в Казахстане порядка миллиона плодовых деревьев! Уникальный случай.

Тайна наливного яблочка

– Сергей Александрович, уже многие годы Вы занимаетесь разведением садов. Чем для Вас привлекательно садоводство? И вообще, в чем эта загадочная магия цветущего сада, так завораживающая людей?

– Она действительно завораживает, и не только меня, но и каждого человека, потому что Бог, создавая землю, украсил ее различными растениями, это наше богатство. В Казахстане, особенно на юге, прекрасные сады, многие были заложены еще в советское время, да и за прошедшие 30 лет немало сделано в этом плане. Что же касается меня, то много лет назад я решил, что буду украшать землю садами, создавать медоносные конвейеры.

В прошлом году мне исполнилось 70 лет, в знак этой даты я посадил 70 тысяч деревьев, а мои друзья в Уйгурском, Сарыагашском, Тюлькубасском районах, в Жамбылской области, в других регионах высадили 300 тысяч плодовых деревьев.

– Здорово! Когда-то Чехов говорил, что если каждый человек посадит хотя бы одно дерево, то со временем Земля превра­тится в сплошной цветущий сад. Действительно, сады – это спасение для человечества, защита от «каменных джунглей» города. Вот Вы сказали, что Бог, создавая Землю, украсил ее различными растениями. И, наверное, не случайно он поместил первых людей именно в сад, потому что только там, в райском саду, они могли выжить. И не случайно Бог наделил яблоко, растущее в Эдеме, необыкновенным свойст­вом – познания добра и зла. Так что яблоко – сакральный плод, в нем скрыты могучие силы, еще не в полной мере понятые и ­познанные человеком…

– Знаете, в Израиле есть интересный праздник, он называется Ту би-Шват, что в переводе озна­чает «Новый год деревьев». А ведь Израиль – это пустыня, это пески, но Израиль – это и леса, потому что там в этот день ежегодно высаживаются деревья по числу жителей страны. В этом плане хороший пример продемонстрировал Президент Токаев, когда вместе с активистами-экологами посадил дерево.

– Как утверждают некоторые чиновники, город и сады – понятия несовместимые. Что Вы думаете по этому поводу?

– Это совершенно неверный посыл. Сады прекрасно могут чувствовать себя и в городе. Мы сами превратили Алматы в безликий мегаполис, а ведь когда-то он был малоэтажным, зеленым, с прекрасными скверами и парками.

– Вы правы. Не случайно, все, кто приезжал в наш город, говорили, что старая Алма-Ата обладала какой-то особой, неповторимой аурой. В таком городе хотелось творить – писать музыку, картины, книги… Поэты называли Алма-Ату городом снов, она будила в людях мощное духовное начало. Согласитесь, человек, взрастивший сад, никогда не станет разрушителем…

– Конечно, поэтому я всем акимам, в том числе и новому, Ерболату Досаеву, которого очень хорошо знаю, предлагал оставить после себя добрую память. Ведь все алматинцы помнят объекты, которые возводились, например, во времена Кунаева или в более поздние времена. А сейчас настроили железобетонных коробок, и бедные горожане живут в них, не видя ни чистого воздуха, ни зелени. Сады на бывших окраинах уничтожены. Поэтому, я считаю, сейчас самое время делать наш Алматы красивейшим зеленым городом-садом. У меня есть простая идея, о которой я всем говорю: мы гордимся тем, что на территории Казахстана, в Семиречье, росла яблоня Сиверса, прародительница всех яблок на земле, давайте ее возрождать.

Небольшое отступление

То, что прародиной яблок является Семиречье – Жетысу, вытекает из теории знаменитого генетика Николая Вавилова, который определил центры происхождения целого ряда культурных растений. В 20-х годах прошлого века Вавилов побывал и в наших краях. Здесь он установил, что в условиях Семиречья имеются транзитные, переходные формы от диких яблонь к культурным. Тогда впервые заговорили о том, что предгорья Алматы – прародина уникальных диких яблонь, тех самых, Сиверса и Недзвецкого. Подобных дичков не встретишь больше нигде, без преувеличения можно сказать, что аналогов нашим яблоням в мире нет.

Научное название наша дикая яблоня – Malus Sieversii – получила в честь петербургского ботаника Иоганна Сиверса. В своих «Письмах из Сибири» в далеком 1796 году Сиверс указывал на то, что в районе Тарбагатая он нашел яблони, обладающие удивительными свойствами: у них очень глубокие корни, поэтому они могут выживать при критических температурах от –40 до +40, прекрасно переносят засуху, способны противостоять болезням и жить до 300 лет!

Правда, обидно, что, пережив природные катаклизмы тысячелетий, яблоня Сиверса не смогла противостоять самому главному – появлению человека разумного. По официальным данным, за последние 150–200 лет огромные когда-то леса в предгорьях Тянь-Шаня уменьшились почти на 95%! Поэтому на рубеже 90-х годов XX века эксперты активно заговорили о необходимости сохранения драгоценного биоматериала.

 

Что же касается яблони Нед­звецкого, то это тоже во многом уникальное растение. Яблоня названа в честь верненского юриста Владислава Недзвецкого. В 1882 году Недзвецкий был сослан в наши края за участие в студенческих волнениях, позже он стал секретарем Семиреченского областного статистического комитета, был и краеведом, основателем Семиреченского областного музея, а также ботаником-любителем. В одной из своих экспедиций по предгорьям Тянь-Шаня Владислав Ефимович обнаружил необыкновенную яблоню – с красноватыми листьями и яркими розовыми цветами. Плоды этой яблони он отправил в Германию известному ботанику Георгию Дику, который ее описал. Яблоня обре­ла огромную популярность в Европе, став «прабабушкой» многих современных декоративных яблонь.

Чтобы цвели яблони

– Как известно, японцы гордятся своим вишневым деревом – сакурой, это символ Японии, и все ездят смотреть, как она цветет, – продолжает разговор Сергей Александрович, – а почему бы нам не засадить гору Коктобе или прилавки в районе трамплина яблонями Сиверса и Недзвецкого? Вы даже не представляете, какая это красота! Яблоня Сиверса цветет белым цветом, яблоня Недзвецкого – розовым. Поистине божьи создания! И пусть к нам приезжают со всего мира любоваться нашими цветущими яблонями.

– А где взять эти яблони?

– Я могу дать городу сто тысяч саженцев. Но для этого надо создать в предгорьях капельное орошение.

– Кстати, о капельном орошении Вы тоже не первый год говорите, ведь тот же Израиль буквально на камнях соз­дал сады и поднял сельское хозяйст­во во многом за счет капельного орошения. А есть ли у нас специалисты, которые могли бы этим заниматься?

– Есть. У нас работает целый Институт плодоводства, есть и хорошие специалисты, например, Олейченко Сергей, знаток плодовых деревьев, ягод. И таких, как он, много. В Талгаре Институтом плодоводства разбит коллекционный сад, в котором около пяти тысяч различных сортов фруктовых деревьев.

– Обидно, что в наших магазинах круглый год продают яблоки и другие фрукты из Польши, Китая, Израиля и даже Австралии, а наши, как правило, сиротливо лежат где-нибудь с краю, имея порой далеко не товарный вид. Почему мы так проигрываем западным импортерам? И вообще, что может дать отечественной экономике промышленное садоводство?

– Во-первых, яблоки и все другие фрукты прежде всего ценятся в свежем виде, поэтому надо выращивать их высокого качест­ва, как это делают, например, китайцы, поляки и другие. При этом каждая из таких стран-экспортеров производит по несколько миллионов тонн яблок.

– А мы?

– Всего 200–250 тысяч тонн, а надо производить хотя бы миллион. Для этого нужно строить хранилища, тем более что те же яблоки можно хранить до мая месяца.

Во-вторых, фрукты надо перерабатывать, производя фруктовое пюре, ведь детского питания в мире не хватает. Человечество растет, рождаются дети, их надо кормить. К сожалению, отечест­венного пюре у нас нет, в магазинах продают российское, белорусское, других импортных производителей. Кроме того, можно выпускать джемы, повидло, варенье, цукаты… Те же китайцы делают из яблок очень вкусные чипсы.

– А еще из яблок можно делать различные напитки, скажем, яблочный сидр…

– У нас пытаются делать сидр. Например, недалеко от Алматы, в Тургене, есть завод, который занимается таким производством. Но сидр – это не наш продукт, он не в традиции казахского народа. Сидр любят французы, испанцы, ирландцы. Он трудно реализуется, но качество его у нас очень высокое.

– Молодежь, мне кажется, с удовольствием пила бы сидр, если его можно было бы купить в наших магазинах. Каждый товар нуждается в продвижении на рынке…

– Согласен. Кстати, поляки развивали свое садоводство с учетом экспорта в Россию. До 2014 года Россия экспортировала от полутора до двух миллионов тонн яблок, а когда были введены санкции, поляки очень пострадали, потеряв огромный рынок сбыта, поэтому они резко увеличили выпуск сидра, который стали экспортировать.

Забытый гибрид

– Сергей Александрович, я хотела спросить Вас и о забытой, к сожалению, вишне. Ведь в 60–70-е годы близ Алматы в совхозе «Горный гигант» были промышленные посадки вишни сорта «алма-атинская красавица», который был райо­нирован и давал очень высокие урожаи.

– Да, этот сорт был выведен вашим дедом, алматинским селекционером Тихоном Никитовичем Моисеевым.

– Мне хотелось бы немного рассказать об этом. История сорта уходит в далекий 1936 год, когда дед задумал создать новый сорт вишни, скрестив «любскую» вишню с «гортензией». Проводя тщательный отбор лучших образцов, первый урожай нового сорта он получил только через девять лет. Прошло еще пять лет, и под саженцы гибрида будущей «алма-атинской красавицы» отвели несколько экс­периментальных участков. И только в 1965 году новый сорт вишни был утвержден, получив официальное название – «алма-атинская красавица». Так вишня пошла «в народ», ее стали рассылать по всему Союзу, называя «моисеевской».

Сравнивая ее с другими сортами, агрономы отмечали, что «алма-атинская красавица» начинает плодоносить на второй-третий год, а товарный урожай дает на пятый год пос­ле посадки. Например, в том же совхозе «Горный гигант» за 15 лет было получено 11 товарных урожаев до 70 килограммов с дерева. Валовый сбор в 1972 году составил семнадцать с половиной тонн ягод! Но после развала Союза, когда были упразднены совхозы, пропала и «алма-атинская красавица». Спасибо Вам, Сергей Александрович, за то, что нашли саженцы сорта «алма-атинской красавицы» и начали ее возрождение.

– Вишня – это очень хороший, перспективный продукт, полезный для человека. Она богата витаминами, способствует кроветворению, борется со многими болезнями и даже замедляет старение организма. Этот фрукт у нас, действительно, незаслуженно забыт, как, впрочем, и все косточковые – черешня, абрикосы, сливы…

Кстати сказать, Узбекистан стал вторым в мире по экспорту ранней черешни. Что мешает это делать нам, ведь у нас есть прекрасный Уйгурский район, который можно сделать вишневым и абрикосовым раем? Есть у нас Булат Алиев, который в Туркестанском районе занимается сливовыми садами, получая по 70 тонн сливы. И таких примеров можно привести много.

– Может ли Казахстан стать крупным экспортером фруктовой продукции?

– Да, лет через 20. Что же касается яблок, то уже в этом году складывается неплохой урожай, поэтому мы сможем продавать их, прежде всего – России. А в Китай можно продавать раннюю черешню, на юге Казахстана она поспевает уже в начале мая. В это время черешня на мировом рынке стоит до 40 долларов за килограмм, китайцы ее покупают, и узбеки очень хорошо на этом зарабатывают.

– Но для начала неплохо бы насытить внут­ренний рынок, сейчас такой продукции очень не хватает, и цены на нее просто заоблачные.

– Этим надо заниматься. И есть люди, которые это делают, например, Александр Драган, который создал питомник в 30 гектаров, где миллионы саженцев плодовых и ягодных сортов – малина, ежевика, смородина, жимолость, крыжовник, голубика, облепиха, а также различные сорта клубники. Пожалуйста, разбивайте сады, причем кустарниковые породы, такие как смородина или малина, можно высаживать на дачах, приусадебных участках, даже во дворах многоквартирных домов.

– Я знаю, Вы выращиваете еще и ореховые сады…

– Пока их немного. Здесь тоже есть своя история. Миллионы лет назад природа одарила киргизов 600 тысячами гектаров лесов из грецких орехов, там же росли фисташки, миндаль, фундук. В начале прошлого века в эти края приехали американцы, взяли образцы и за 40 лет вывели высокопродуктивные сорта. И вот парадокс – сегодня у них мы покупаем саженцы, которые могли сами выращивать. Обидно, что потеряно много времени.

Что же касается Казахстана, то мы со специалистами обследовали территорию в 1 300 километров от китайской до узбекской границы шириной от 70 до 100 километров, где можно выращивать грецкий орех, фундук, фисташки, миндаль и орех пекан, и мы это уже делаем. Сейчас к нам

приехали специалисты из Грузии, которые помогают производить широкомасштабные посадки. Кстати сказать, шесть лет назад с Олжасом Сулейменовым мы заложили ореховый сад в Тургене, который сейчас приживается, ведь орех – долгосрочное растение. Например, в китайском городе Хотань растет ореховое дерево, которому 1 339 лет, и оно до сих пор плодоносит! В Узбекистане есть деревья, которым по 400–500 лет.

Выращивание орехов – очень перспективное дело, за этим большое будущее, не случайно орехи называют королевским продуктом. А грецкий орех – это король всех орехов. Знаете, в Узбекистане была женщина по имени Галина Михайловна Чернова, ее звали королевой фисташек, потому что она много лет ими занималась. Так она говорила, что лет 300 назад на территории Узбекистана, Кыргызстана и в нашей Шымкентской области росло два с половиной миллиона гектаров фисташек! Но человечество уничтожило эти деревья на дрова.

Поэтому я призываю всех: украшайте свои города, поселки новыми садами, рощами, парками, лесами… Сейчас в Казахстане более 19 миллионов человек, и эта чис­ленность будет увеличиваться, а если взять за правило каждый год высаживать по 20 миллионов деревьев, представляете, какой цветущей станет наша страна!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.