Прививки по принуждению

Минздрав объявил о грядущей принудительной вакцинации: государству надоело нянчиться с отказниками.

Фото: открытые источники

Скрытая угроза

Родители против нового Кодекса «О здоровье народа»

Минздрав объявил о грядущей принудительной вакцинации: государству надоело нянчиться с отказниками. Уже к новому году власти намерены навсегда отказаться от метода пряника и взяться за кнут. Тем, кто идет против системы, грозят крупными штрафами и даже поражением в правах. Такие крутые меры объясняют заботой о благе нации в целом и каждого отдельного физического лица в частности. Несогласные карагандинцы, желающие самостоятельно определять, что для них благо, а что вред, готовят протестные обращения.

Проект нового Кодекса «О здоровье народа и системы здравоохранения» вводит сразу несколько «драконовских» поправок. Фразу «вправе получать профилактические прививки» намерены заменить на «обязаны получать». Вместе с тем предлагается утвердить пункт о недопуске непривитых детей в детские сады. А также о том, что «при отказе законных представителей несовершеннолетнего …от медицинской помощи, необходимой для… сохранения здоровья…, медицинская организация вправе обратиться в орган опеки и в суд для защиты его интересов». По сути, только одна эта последняя поправка о сохранении здоровья и защите интересов несовершеннолетнего лишает родителей выбора. Даже штрафом невозможно будет откупиться от прививки. Ведь, опять же, кто будет определять, какая именно медицинская помощь необходима для сохранения здоровья? Ответ очевиден: спущенный сверху закон, приказ, постановление и еще какой-нибудь утвержденный перечень. Безальтернативная медицинская машина встанет на защиту детей от их родственников.

А что же делать, если вакцинация даст сбой и здоровью ребенка будет нанесен серьезный вред, не говоря уже о летальном исходе? Ответ готов. Вот что пишет в своем разъяснении областное управление здравоохранения: «При необходимости обследование и лечение неблагоприятных последствий после иммунизации проводится в рамках ГОБМП». ГОБМП — гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. Насколько он бывает достаточен при нейтрализации последствий неудачной коррекции природного иммунитета? Об этом знают карагандинцы, чьи дети пострадали от прививок. Одна из них — Виктория (фамилию по просьбе собеседницы не называем). Год назад ее супруг судился с перинатальным центром, который вынужден был выплатить семье 200 тысяч тенге в качестве моральной компенсации. И хотя на лечение дочери родители  вынуждены тратить в разы больше, обращаться с повторными исками в суд пока не собирается, помня скольких нервов ей стоил первый процесс.

Ребенку Виктории сделали прививку БЦЖ на второй день после рождения.

— Нас даже не поставили в известность о том, какие могут быть последствия, — рассказывает мать. — Мы слышали, конечно, что кто-то где-то жаловался на осложнения, но и подумать не могли, что это коснется нас. Полностью доверяли врачам. У нас ребенок родился нормальный, здоровый, полноценный. Уже позже, дома, после купания дочери мы обнаружили, что под левой подмышкой у нее воспалился лимфоузел. Но я абсолютно не связала это с прививкой. И даже вначале не сильно переживала. Просто не понимала. На приеме у врача упомянула о воспалении. Что тут началось! Врачи сразу забегали. Нас немедленно направили к фтизиатру. А лимфоузел за два дня вырос до огромных размеров. Пришлось экстренно оперировать. Потом было судебное разбирательство, которое длилось более полугода. Это, конечно, большое потрясение.

— Каково состояние вашего ребенка сегодня?

— Сейчас дочери 2,5 года. Нам очень тяжело по сей день. Воспалились все лимфоузлы. Они пальпируются. Размером — от горошины до фасолины. Они сохраняются несмотря на лечение. Мы перенесли пневмонию. Нам нельзя появляться в общественных местах: можем подхватить все что угодно. То есть после операции у ребенка пошел резкий спад иммунной системы. Мы обращались ко многим врачам города. И в поликлиники, и в частном порядке. На данный момент у ребенка стоит диагноз «лимфоаденопатия» — осложнение после прививки БЦЖ. Мы больше года сидели на иммуномодуляторах. Но картина с лимфоузлами не стала лучше.

— Вы получаете бесплатное лечение?

— В декабре за обследование мы отдали, не считая покупки медикаментов, 350 тысяч. Мы обследуем частным образом. В поликлиниках, я не знаю, как выразиться корректно… Там, как мне кажется, все уже давно махнули на нас рукой. Никто не хочет брать на себя ответственность. Посылают к иммунологу, к онкологу, гематологу, инфекционисту. Где мы только ни были! Сейчас мы остановились у частного специалиста. Только этот врач основательно взялся за наше здоровье, ведет нашего ребенка. Мы ему очень благодарны: у нас уже есть кое-какие продвижения.

— Выходит, вы выиграли 200 тысяч тенге, а потратили 350?

— Основное лечение началось уже после суда. 350 тысяч мы тратим раз в полгода. Требуется большой объем процедур. Каждые три месяца сдаем множество анализов, проходим обследования. Плюс покупка препаратов. Тут по-разному бывает. Один месяц отдавали тысяч сорок еженедельно. В какой-то месяц — 47-50. Бывает, в 20 укладываемся. Мы, конечно, думали снова подать в суд. Но тяжело опять все начинать. Слышали, что сейчас хотят подписать закон об обязательной вакцинации. Мы, конечно, категорически против. Я не согласна! Это может привести к печальным последствиям. Уверена, наш случай — не единичный и не последний.

Иск молодой семье помог выиграть председатель общества защиты прав потребителей «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов. Он также выступает против поправок в Кодекс «О здоровье народа».

— У нас было уже несколько обращений по поводу постпрививочных осложнений, — поясняет Жаслан. — Однако документальных подтверждений у обратившихся чаще всего не оказывалось. У нас дети то недоношенные, то переношенные, то перекошенные — какие угодно, но только не пострадавшие от прививки. И только в единственном случае — с дочерью Виктории, мы все-таки обратились в суд, поскольку там были собраны доказательства. Основная наша претензия заключалась в том, что потребитель не был проинформирован о прививке надлежащим образом. В ходе процесса мы делали запрос в департамент общественного здоровья. И нам дали конкретный ответ — о том, что простая прививка БЗЖ может иметь пять побочных эффектов. Из них я назову только один: это поражение костной системы — оститы. И что же получается? Новый кодекс обяжет потребителя получать прививку от болезни, которой тот еще не заразился, и не факт, что когда-нибудь заразится. Но вместе с тем известно, что после прививки человек рискует стать инвалидом. Получается, у потребителя не остается выбора. Так быть не должно. Поэтому мы, как общественная организация, в которую уже были обращения по данным фактам, естественно, выступаем против принятия подобного закона. Так как он будет нарушать права потребителей на качественное медицинское обслуживание. Потому что сегодня никто не уверен, где берут эти прививки. Никаких гарантий нет. Никто не позволит ставить эксперименты на своих детях. Мы будем обращаться к мажилисменам. Прежде чем рассматривать данный законопроект, десять раз взвешивайте. Потому что люди просто так это не оставят! Лично у моего первого ребенка были последствия. На первых месяцах температура зашкаливала за сорок, ножка, куда ставили прививку, воспалилась. Когда мы начали разбираться с врачами, нам сказали: «Ничего страшного, такие последствия бывают. Выжил же». Там никак нельзя было сказать, что прививка ни при чем. Мы два дня не спали.

На недавнее выступление министра здравоохранения Елжана Биртанова, который сообщил о штрафных санкциях для родителей, отказавшихся вакцинировать своих детей, общественность отреагировала очень остро. В связи с широким резонансом «Новый Вестник» обратился в областное управление здравоохранения с единственным вопросом: «Когда врач лично, а также Минздрав через своих представителей будут перед иммунизацией давать родителям официальный документ — с подписями и печатями, подтверждающий, что в случае негативных последствий для здоровья и врач, и министерство будут нести полную ответственность, с уточнением предполагаемых сумм возмещения морального и физического урона?»

Вот какой ответ мы получили: «Документов с печатями и гарантиями на вакцинацию, лечение, хирургические операции и прочее не предусматривалось ни ранее, ни в настоящее время. Покупая лекарства с огромным списком противопоказаний, порою превышающим список состояний, при которых показано назначение данного лекарства, мы же не требуем расписок с печатями и подписями. Покупая продукты в магазине и питаясь в общепите, нам даже не приходит в голову потребовать печатей и подписей, хотя возможны риски заболеваний острыми кишечными инфекциями и не только, с далеко идущими последствиями».

— Это неуместный пример, — высказывает свое мнение Жаслан Айтмаганбетов. — Когда мы покупаем товары в магазине, нас никто ни к чему не принуждает. Мы сами решаем, покупать нам водку и травиться или не покупать и придерживаться диеты. Тут действует принцип добровольности.

Действительно, никто под угрозой административного преследования не заставляет меня отправлять в желудок сомнительную шаурму. Не опасаясь быть оштрафованной, я питаюсь теми продуктами, в качестве которых уверена. Это мое естественное право. И противники прививок настаивают, что забота о благе их детей — такое же приоритетное право родителей. Государство и общество должны уважать ответственность родителей, исходя из презумпции их добросовестности.

Анастасия Машнина

Источник: NV.kz

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *